Блог Владимира Бубенцова

Что видим? Нечто странное…

Блог Владимира Бубенцова

Дата: 15.3. 2013

Шимукович

Шимукович П.Н.
Информационный метод ТВОРЧЕСТВА: Информация, язык и семиотика на службе инноваций
2013. 496 с. 359 руб. ISBN 978-5-397-03710-5

Поскольку коллеги-тризовцы нечасто балуют нас книгами, в которых освещают свои разработки, данную книгу приобрел сразу после того, как она появилась в продаже, благо её выход был анонсирован на профильных сайтах. Правда, после покупки руки до неё сразу не дошли, и лишь месяц спустя, запасясь временем, карандашами, бумагой и закладками, наконец удалось с ней ознакомиться. Результаты и выводы этого ознакомления ‑ ниже.

Введение во «введение»

Вопросы у меня начались начиная с первой страницы «Введения» – и чем дальше в лес.. то есть в книгу.., тем вопросов становилось больше. Начались вопросы уже после того, как в самом начале в двух фразах из того, что философ Фалес в 6 веке до нашей эры оперировал понятием материи, автором был сделан вывод, что это означает, что структурный метод является наиболее ранним методом изучения объектов реальной действительности.

Вообще-то говоря, наиболее древними методами изучения действительности обычно считают диалектический и метафизический методы, относимые к так называемым всеобщим, или философским методам. (Вообще же каждая философская концепция имеет методологическую функцию, является своеобразным способом мыслительной деятельности. Поэтому философские методы не исчерпываются, разумеется, этими двумя названными).

 

На следующей странице автор начинает разговор об информации, и буквально первая же фраза на этой странице, а точнее упоминающаяся в ней литература, смущает неокрепшие умы. Фраза-то в принципе безобидная: «в соответствии с основами системного подхода во всех литературных источниках, изданных в последнее время, например…». Далее перечисляются 4 источника. Это книга по ТРИЗ «Поиск новых идей…» 1989 года, курс по проектированию информационных систем, курс по основам системного анализа и книга Половинкина «Основы инженерного творчества» 1988 года. Если со второй и третьей книгами можно согласиться, то вот две других книги как излагающие основы системного анализа вызывают вопросы. Так же как и приложение к ним выражения «…изданных в последнее время…». По крайней мере, за прошедшие с их издания 30 лет и 3 года было издано много солидных книг по системному анализу, и, по крайней мере, за последние 10 лет было около десятка солидных изданий, которые представляют системный анализ в более полной и глубокой форме, чем книги по ТРИЗ. Вообще, забегая вперед, выбор автором литературы для освещения других тем также вызывает вопросы.

Во введении далее нам сообщают, что методов творчества, работающих с информацией, вообще очень мало. В качестве аргументации приводятся иногда тезисы довольно анекдотичные, например, на стр. 8: «Проведенный ретроспективный анализ показал, что в отечественной литературе упоминается лишь один метод творчества, содержащий в своём названии слово «информационный» ‑ «Энергоинформационный метод творчества» (ссылка на книгу 1988 года). Видимо, если в названии нет нужного понятия, то и в самом методе его нет?

На следующих страницах разными способами читателя стараются подвести к тому, что в методах творчества с информацией никто по-настоящему не работал, а «доминирующая сейчас точка зрения, в соответствии с которой основой технического творчества является наглядно-образное мышление, реально не соответствует современным творческим задачам» (с.10). То есть те, кто решал изобретательские задачи, оперировали видимо всю свою жизнь в голове не информацией, а чем-то другим. По крайней мере, логика изложения автора ведёт в эту сторону.

 

Что интересно, ряд терминов в тексте не объясняется по мере изложения текста, а для их раскрытия читатель отсылается к четырёмстам страницам цитирования из разных источников, которые – уже после прочтения основной концепции – видимо должны прояснить смысл словоупотребления. Такой подход – сначала метод, а потом уже и расшифровка использованных терминов с выбором смысла по вкусу из большого разнообразия – довольно необычен, чтобы не сказать нелогичен, и существенно усложняет работу с текстом.

Да, забавная вещь! При активном использовании ряда понятий из разных научных областей и построении на них своей концепции автор отсылает нас к изучению этих понятий по уже упомянутому огромному цитатнику, объясняя это тем, что «автор не считает себя вправе в полном объёме анализировать то, что является сферой деятельности других специалистов…». И уходит от четкого определения некоторых ключевых понятий, ссылаясь на то, что некоторые категории ‑ поистине безграничные, и автором при разработке его метода принята во внимание лишь часть сведений. Это в частности касается категории «информация».

 

Что в мясорубку положите, то на выходе и получите…

Ну что это мы собственно о введении? Пора переходить к первой главе, «Основное содержание информационного метода творчества».

Начинается эта глава с принятия некоторых положений, на которых, надо полагать, выстроен метод автора.

Сразу же в п. 1.1.3 мы узнаём, что «существующие методы творчества ориентированы на работу с веществом и энергией… Установить наличие методов творчества, ориентированных на работу с информацией, автору книги не удалось». Данное положение ничего кроме недоумения, честно говоря, не вызывает.

Но следующий пункт, 1.1.4, ещё более интересен. «Разработанный ИМТ (информационный метод творчества – В.Б.) ориентирован на реализацию творческого процесса путём оперирования информацией, понятиями, характеризующими систему (объект), а не путем преобразования самих систем (объектов), как это предусматривают другие методы, и позволяет описывать творческий процесс с применением привычной для современных специалистов информационной терминологии».

Вот интересно было бы узнать, постольку поскольку все методы творчества – это по сути, определенные операторы мыслительной деятельности, организующие в том или ином порядке процесс этой деятельности, а мышление как раз осуществляется с помощью оперирования информацией, понятиями, то вообще в чем же новизна метода автора? И, если следовать его логике, другие методы занимаются напрямую преобразованием систем, минуя стадию мышления у решателя? Не решатели задач, а какие-то зомби-сомнамбулы получаются…

 

Далее следует достаточно тяжёлый текст, где наряду с введением ряда понятий без определений ряд общеизвестных банальностей подаётся в качестве неких новых сущностей. Например, что «рефлексия безусловно полезна для решения творческих задач при условии, что становится доступным механизм её запуска и реального применения» (с.26). Или что в ходе применения метода автора, а вообще говоря, и многих других методов «субъект путём целенаправленного формирования новых потребностей, новой мотивации способен изменить привычное восприятие решаемой задачи и прийти к новому решению» (с.25). Есть также по отдельным поводам ссылки на соответствие с «современными представлениями психологии». Хотя не указывается, какое направление психологии имеется в виду. А это важно, потому что разные школы психологии могут трактовать определенные явления с точностью до обратного.

 

Но перейдем наконец к алгоритму этого таинственного метода, ради которого был написан огромный том, похожий на гибрид диссертационной работы, воинских уставов и цитатника. Честно говоря, подходя к 40 странице, я уже испытывал большой скептицизм по поводу дальнейшего текста, поскольку в главе с основными положениями увидел много странного, как по смыслу, так и по логике изложения. Но поскольку из ложных посылок следует всё что угодно, в том числе и истина, посмотреть сам алгоритм всё же стоило – ведь частенько бывает, что делается какая-то вполне работоспособная методика, а потом для наукообразия или иных целей под неё пишется некое обоснование, скорее имеющее целью просто быть, чем действительно что-то обосновывать…

 

Алгоритм метода ИМТ

Алгоритм дан укрупненно, чему автор предлагает следующее обоснование:

А) Метод ориентирован на первичный этап синтеза, то есть определение общих контуров структуры, целесообразности её создания и т.д.

Б) Поскольку в ходе синтеза происходит соединение неоднородных элементов, состав и характер связей которых неизвестен заранее, то информации об этом мало, и относительно требуемых шагов трудно дать работоспособные рекомендации.

В) Поскольку речь идет о творческом процессе и изображении того, что является лишь продуктом мыслительной деятельности, то основное внимание должно быть уделено лишь ключевым моментам

Г) Функции детальной проработки автор относит на системы автоматизированного проектирования, а его метод должен работать на творческой, первичной стадии

Д) Метод творчества, основанный на информации, разрабатывается впервые (и тут с автором хотелось бы весьма поспорить), что не исключает его дальнейшую доработку.

Ну, собственно, укрупненно так укрупненно. Давайте посмотрим, что там за алгоритм.

1. Предлагается определить предназначение системы.

2. Определить исходный и конечный объект системы и присвоить им соответствующие названия (согласно автору, «полиисточник» и «полиприёмник»).

3. Далее автор предлагает связать приемник и источник линиями связи для реализации их входов-выходов.

4. Придать источнику и приёмнику статус знаков, линиям связи соответственно статус сигнала.

5. На этом шаге предлагается составить описание взаимодействия источника и приёмника.

6. Предлагается для синтезируемой системы определить объекты и их атрибуты. Атрибуты должны соответствовать классам этих объектов. Делать это предлагается в понятиях объектно-ориентированного подхода. Потом всё это добавить в описание предыдущего пункта.

7. Проведение синтаксического и семантического согласования объектов описания. Затем – дополнение описания. То есть, проводится истолкование системы и её структурное согласование.

8. Развитие работы со смыслами, на основании тезауруса решателя, использования воображения, создание новых смыслов с помощью осознания потребностей и мотивов субъекта и рефлексии.

9. Продолжение синтеза системы и оформления решения.

10.Развитие структуры системы, при включении новых объектов предлагается согласовать их с соседними, дать им имена.

11. С выбранным именем объекта ассоциировать набор его свойств и функций, и подобрать или создать такой объект.

12. Семантически согласовать включенный объект с системой, то есть проверить соответствие смыслов.

Если попытаться описать попроще весь это алгоритм, получится примерно так:

Определяем цель создания системы. Затем используем «информационную аналогию» для составления первичной модели. Описываем взаимодействия, то есть работаем со структурой. Описываем параметры. Результат синтеза должен удовлетворять этим требованиям. Далее проводим согласование частей системы по смыслу и по структуре. Углубляем разработку системы, подключая воображение, знание потребностей и мотивации клиента, и конечно самоанализ. Если надо доработать и усовершенствовать систему, то работаем с синтезом комплексов параметров и подбором соответствующих объектов, потом их структурно увязываем.

Алгоритм автор иллюстрирует примером. Пример весьма неудачен, на мой взгляд. По сути, автор взял историю развития топливной системы автомобиля (топливный бак – педаль – система впрыска) и описал её, разложив на шаги своего алгоритма. То есть получилась подгонка описаний шагов под существующие уже варианты системы, описание некоей существующей системы в последовательности и нотации автора метода. Если глядеть со стороны на это описание, не зная про авторский алгоритм, то всё это выглядит как вариация стандартного описания технологического процесса в соединении с методом Коллера и списком контрольных вопросов. Пример лишен новизны, хотя, напомним, автор позиционировал свой алгоритм именно как в первую очередь средство для первичного синтеза решений. Других примеров автор не даёт.

 

Остальные главы книги, с пятидесятой по четыреста девяносто какую-то, – это сочетание подборки цитат и литобзора на темы понятий, связанных с информацией, творчеством и семантикой, моделей порождения речи, и т.д. Подбор источников, естественно, сделан в пользу защищаемой концепции. Хотя выбор самих источников иногда кажется случайным – так, по некоторым вопросам не приведены некоторые основополагающие в этих областях авторы, а упоминаются какие-то второстепенные. Впрочем, об этом уже писалось выше.

 

Если Вы все-таки рискнете… или рекомендации по книге

Лично у меня это произведение вызвало большое разочарование. Книга написана в достаточно тяжелой, «недружественной» к читателю, наукообразной форме. По форме представления материала она более всего похожа на заготовку к докторской диссертации, но с расположенными в немного необычном порядке частями. Так, при объёме книги в 496 страниц собственно обоснование и описание предлагаемого метода заканчивается на 49 странице. Остальные 400 с лишком страниц посвящены своего рода литературному обзору, в котором с разных сторон рассматриваются основные заложенные в метод понятия и принципы. Как водится, обзор составлен в пользу защищаемой концепции – ещё одно родство с диссертациями.

 

Собственно сам метод изложен так, что практически попробовать его в работе может, видимо, лишь сам автор. Пример, его иллюстрирующий, очень неудачен, и не демонстрирует никаких преимуществ предлагаемого метода по сравнению с существующими. Несомненно, при работе над методом и книгой, его описывающей, автор сделал какие-то личные открытия, которые возможно помогают ему в работе. Но в книге этого, так же как и силу предлагаемого метода и его преимущества перед существующими, показать не удалось.

Поэтому для лиц, не занимающихся методами творчества очень-очень глубоко теоретически и не пишущих по этой тематике диссертаций, я не могу рекомендовать эту книгу для чтения и тем паче для изучения. Для справки: на проработку 40 страниц, даже будучи немного «в теме», у меня лично ушло более 5 часов. КПД для практики решения задач – почти нулевой (подчеркиваю, это лишь моё мнение). С учетом того, что в книге 496 страниц, читатель, делайте выводы сами, есть ли у Вас время...

 

Добавить в блокнот
(Голосов: 0, Рейтинг: 0)




Добавить комментарий:

Комментарии:
  • Шимукович Петр Николаевич|..2013-03-23 06:39:36|Комментарий автора книги "Информационный метод творчества"
    Комментарий к комментарию от автора
    Автору книги, наверно, имеет смысл высказать несколько слов относительно мнения Владимира Юрьевича (далее для сокращения – ВЮ) по моей книге.
    Начать хочу с того, что говорю ВЮ искреннее спасибо за интерес к книге и ее проработку. Мнение, которое у него сложилось, это его мнение. Решил разместить здесь свой комментарий для того, чтобы показать: одни и те же фразы, содержащиеся в книге, могут истолковываться совершенно по-разному.
    Форма изложения материала следующая: первой излагается цитата из текста ВЮ (нечетный номер). Далее приводится мнение автора относительно приведенной цитаты, либо развивается цитата до размера, который кажется мне полным (четный номер).
    И так, начнем.
    1. «Начались вопросы уже после того, как в самом начале в двух фразах из того, что философ Фалес в 6 веке до нашей эры оперировал понятием материи, автором был сделан вывод, что это означает, что структурный метод является наиболее ранним методом изучения объектов реальной действительности.
    Вообще-то говоря, наиболее древними методами изучения действительности обычно считают диалектический и метафизический методы, относимые к так называемым всеобщим, или философским методам».
    2. Истинность или ложность посылки зависит от того, какой фактор положен в основание, в базис выделения тех или иных методов. ВЮ отсылает нас к философским началам. Не могу возразить – правильно. Ставлю вопрос: а можно ли разделить методы творчества на те, что осуществляются с помощью устной речи и те, что требуют обязательных записей или графических изображений. Да, наверно, можно. Какой в этом случае метод будет более древним: диалектический или письменный? Последним вопросом пытаюсь показать, что сравнивать можно только то, что имеет единую основу. Соответственно правильными будут вопросы: какой метод более древний - устный или письменный? Какой метод более древний – диалектический или метафизический? Замечу, что и диалектический, и метафизический метод могут касаться как структурных, так и функциональных вопросов. Поэтому моего греха в тексте книги здесь не вижу.
    3. «На следующей странице автор начинает разговор об информации, и буквально первая же фраза на этой странице, а точнее упоминающаяся в ней литература, смущает неокрепшие умы. Фраза-то в принципе безобидная: «в соответствии с основами системного подхода во всех литературных источниках, изданных в последнее время, например…». Далее перечисляются 4 источника. Это книга по ТРИЗ «Поиск новых идей…» 1989 года, курс по проектированию информационных систем, курс по основам системного анализа и книга Половинкина «Основы инженерного творчества» 1988 года. Если со второй и третьей книгами можно согласиться, то вот две других книги как излагающие основы системного анализа вызывают вопросы. Так же как и приложение к ним выражения «…изданных в последнее время…». По крайней мере, за прошедшие с их издания 30 лет и 3 года было издано много солидных книг по системному анализу, и, по крайней мере, за последние 10 лет было около десятка солидных изданий, которые представляют системный анализ в более полной и глубокой форме, чем книги по ТРИЗ».
    4. Мой ответ: Хочу обратить внимание читателей, что 20-ю строками выше идет речь о 6 веке до нашей эры, 11-ю строками выше – о 1700 - 1800-х годах. В этой связи, при таком историческом размахе, мне кажется вполне естественным указание на книги, которые изданы в конце 20-го века, что это и есть «сегодня», «последнее время». Теперь о перечне книг. Моя книга написана не с целью установления каких-то фундаментальных истин, а для специалистов, которые занимаются методами творчества. В этой связи вопрос: а может книга по ТРИЗ и книга Половинкина указаны не случайно и они показывают, что уже достаточно давно авторы книг по методам творчества соглашались с тем, что все в мире состоит их материи, энергии и информации? ВЮ прав здесь в том, что этим книгам уже по 30 лет. Но приходится говорить, что за последующие годы книг, посвященных методам творчества и изданных большими тиражами, практически нет. Учебников и учебничков, выпускаемых ВУЗами, достаточно много, но это малый тираж и это именно учебная литература, в которой авторами не ставилась задача развития методов. Литература по ТРИЗ, в том числе написанная с участием ВЮ, такие вопросы в последнее время не рассматривала и освещала, если можно так сказать, «внутритризовские темы». В отношении второй и третьей книг могу сказать, что работа над книгой длилась более трех лет, так что здесь все в рамках приличия. От ВЮ здесь хотелось бы видеть приблизительно такое мнение: «А в последние годы выпущена книга «А», книга «Б» , …, которые иначе трактуют изложенное». А так указание на десяток солидных изданий – просто ссылка, которая ни подтверждает, ни отрицает мной изложенное.
    5. «В качестве аргументации приводятся иногда тезисы довольно анекдотичные, например, на стр. 8: «Проведенный ретроспективный анализ показал, что в отечественной литературе упоминается лишь один метод творчества, содержащий в своём названии слово «информационный» «Энергоинформационный метод творчества» (ссылка на книгу 1988 года). Видимо, если в названии нет нужного понятия, то и в самом методе его нет?»
    6. Хотелось бы увидеть от ВЮ фразу приблизительно следующего содержания: Мне, Бубенцову В.Ю., известно, что вопросы работы с информацией в методах творчества рассматриваются в книгах (работах) «А», «Б», и т.д. Мне, автору книги, этого в анализе ВЮ найти не удалось. Со своей стороны могу сообщить, что выполненный мной ретроспективный анализ не позволил найти работы, в которых была бы описана работа с информацией. Я не утверждаю, что их нет, я утверждаю, что мне их найти не удалось, хотя искал старательно. Далее ВЮ достаточно активно утверждает, что с информацией в творчестве работают давно и плодотворно. Не буду оспаривать эту фразу, она в принципе верная, так как известно около десятка концепций информации, около 400 определений информации. Естественно, если из этого множества выдернуть что-то одно, то можно говорить, что работа с информацией ведется. Еще раз со страниц этого блога хочу отметить особенность информации, которая отличает ее от материи и энергии и не зависит от частностей: информация – это единство материального и идеального, синтаксического и семантического. Именно эта двойственность положена в основу моих дальнейших рассуждений в книге. Такого подхода, в котором эта двойственность учитывалась бы, я действительно в литературе не обнаружил. Имеется ли здесь что анекдотичное – судить читателям.
    7. «Такой подход – сначала метод, а потом уже и расшифровка использованных терминов с выбором смысла по вкусу из большого разнообразия – довольно необычен, чтобы не сказать нелогичен, и существенно усложняет работу с текстом».
    8. Построение структуры книги, когда сначала излагается существо книги, а далее – подробное изложение деталей, не является новым и мной придуманным. Я заимствовал опыт других специалистов. Лично мне он показался очень удобным. Выстраивая такую структуру, я преследовал простую цель: при ознакомлении читатель не отсылается к книге вообще, а только к первым ее страницам. Если интерес возник – книга приобретается, нет – назад, на полку. После изучения книги она может быть полезной при практической работе. В этом случае снова не надо листать все, так как основной материал на первых страницах.
    9. «Вот интересно было бы узнать, постольку поскольку все методы творчества – это по сути, определенные операторы мыслительной деятельности, организующие в том или ином порядке процесс этой деятельности, а мышление как раз осуществляется с помощью оперирования информацией, понятиями, то вообще в чем же новизна метода автора? И, если следовать его логике, другие методы занимаются напрямую преобразованием систем, минуя стадию мышления у решателя? Не решатели задач, а какие-то зомби-сомнамбулы получаются…»
    10. ВЮ сам поставил вопрос и сам же ответил на него, очевидно, сам того не замечая. Дам пояснения. Решатель оперирует с понятиями – это традиционный подход. А в предлагаемом методе понятие рассматривается как семиотический знак и раскладывается на синтаксическую и семантические составляющие, для каждой из которых предложен свой порядок работы. Это и есть учет материальной и идеальной составляющей информации.
    11. «Далее следует достаточно тяжёлый текст, где наряду с введением ряда понятий без определений ряд общеизвестных банальностей подаётся в качестве неких новых сущностей. Например, что «рефлексия безусловно полезна для решения творческих задач при условии, что становится доступным механизм её запуска и реального применения» (с.26)».
    12. То, что называется банальностями, мной оценивается по-иному. Если я ошибаюсь, то меня надо поправить, но существо вопроса состоит в следующем: вопросы рефлексии подробно рассмотрены применительно к творчеству в ходе образовательного и когнитивного процессов. Техническое творчество и рефлексия, как мне кажется, увязаны слабо. Общих рекомендаций полно, но как их привязать к конкретной ситуации? В моей книге приведены так называемые рефлексивные векторы, заимствованные из гуманитарной области, с помощью которых рефлексия становится управляемым процессом. Поскольку и у гуманитариев речь о рефлексивных векторах стала активно вестись только на уровне 2010 года, то мне даже интересно, как такой новый материал стал банальностью?
    Теперь относительно тяжести текста. Во введении я прямо пишу, что затрагиваемая мной тема – новая, и чтобы снизить влияние моей субъективной оценки на тему, я часто прибегаю к цитированию. В книге – цитаты из более, чем 300 книг. Да, я согласен, что книга написана не самым легким языком, не детективчик. Но и тема не самая простая. Поэтому текст соответствует теме, либо противоположное: и я, и все другие 300 авторов пишут тяжело о простом.
    13. «Книга написана в достаточно тяжелой, «недружественной» к читателю, наукообразной форме. По форме представления материала она более всего похожа на заготовку к докторской диссертации, но с расположенными в немного необычном порядке частями. Так, при объёме книги в 496 страниц собственно обоснование и описание предлагаемого метода заканчивается на 49 странице. Остальные 400 с лишком страниц посвящены своего рода литературному обзору, в котором с разных сторон рассматриваются основные заложенные в метод понятия и принципы».
    14. Мнение автора таково. Как меня учили, сначала изучается и исследуется явление. После того, как все более-менее известно, начинают писать учебники, с помощью которых пытаются обучаемым разъяснить суть явления. Информационный метод творчества – новый. Поэтому естественно упор сделан на доказательство возможности его создания и реализации. Когда белее-менее картина в целом станет ясной – тогда можно будет говорить об учебниках на эту тему. А похожа ли книга на диссертацию? – для меня это вопрос второстепенный. Лично я в этом плане уже все имею и мне это ни к чему. Само слово диссертация – в моем понимании совсем не ругательное и означает законченное исследование. Теперь в отношении большого количества (400) страниц, которые не входят в собственно метод. За годы работы над книгой моя позиция тоже несколько раз менялась. Я встречался с разными людьми, беседовал, и в конце понял, что если не написать огромное приложение, то существо никто не поймет и по многотысячным источникам целенаправленно искать не будет. Тем более, что мнения по одному и тому же вопросу имеются прямо противоположные. Поэтому мной достаточно подробно излагаются основания, показывающие, на что я опирался и какие выводы делал.
    15. «Поэтому для лиц, не занимающихся методами творчества очень-очень глубоко теоретически и не пишущих по этой тематике диссертаций, я не могу рекомендовать эту книгу для чтения и тем паче для изучения».
    16. Представленный текст – мнение ВЮ, влиять я на него не могу и не собираюсь. ВЮ добровольно взял на себя роль эксперта. Но если это мнение ЭКСПЕРТА, то неплохо было увидеть кроме отрицательных характеристик работы и положительные ее стороны. Или написать: ничего положительного я не нашел. Со своей стороны я все же кое-что отметил бы, например, так:
    – автор книги ставит вопросы о творчестве в таких областях, как искусственный интеллект, распознавание образов, перевод текстов и т.п., для которых традиционные методы творчества или не подходят, или применяются с недостаточной эффективностью. Разделение творческого процесса на синтаксическую и семантическую части в этой связи может быть полезным;
    – метод обеспечивает включение человека в ХОД творческого процесса. Это позволяет понять, почему к одной и той же задаче разные люди подходят по-разному и использовать такое включение для интенсификации творческой работы;
    – работа является одной из немногих, в которой представлены анализ и обобщение работ, посвященных вопросам творчества и выполненным в последние 20-25 лет;
    - я немного «в теме», поэтому для меня книга не представила интереса, но для менее подготовленных читателей могут представлять интерес подробно расписанные вопросы возможных преобразований симметрии и формы и т.д.

    В заключение хотел бы еще раз отметить, своим комментарием я не пытаюсь изменить мнение ВЮ. Хочу показать, что по КАЖДОМУ вопросу, поднятому ВЮ, есть иная, альтернативная точка зрения автора. Чья позиция является более правильной – судить читателям.
    С уважением, П.Н. Шимукович
  • Бубенцов В.Ю.|..2013-03-23 18:43:58|ответ на комментарий
    Петр Николаевич, спасибо за прочтение отзыва и комментарий к нему. Позиция Ваша как автора понятна. Прокомментирую лишь концовку Вашего комментария.
    «Представленный текст – мнение ВЮ, влиять я на него не могу и не собираюсь. ВЮ добровольно взял на себя роль эксперта. Но если это мнение ЭКСПЕРТА, то неплохо было увидеть кроме отрицательных характеристик работы и положительные ее стороны. Или написать: ничего положительного я не нашел»
    Не считая себя экспертом до такой степени, чтобы писать это слово исключительно большими буквами, замечу:
    1. Отзыв на книгу может писать любой человек, купивший книгу и имеющий право дать оценку вложенным в покупку средствам (являющимся неким эквивалентом кусочку жизни человека, потраченному на их зарабатывание). Для этого не надо быть экспертом с дипломом или экспертом без диплома - иначе на книге стоял бы гриф «исключительно для экспертов по предъявлению удостоверения или без такового» :)
    2. Судя по замечанию, Вы невнимательно прочитали концовку моего отзыва – не претендующего ни на что «экспертное», а являющегося впечатлением частного лица, опубликованного в частном блоге на частном сайте, не являющемся выразителем мнения официальных ТРИЗ-организаций, и написанного, как Вы отметили, добровольно, без всякой заказухи и т.д.
    В концовке же были упомянуты и положительные, и отрицательные стороны. Я повторю этот кусочек, который, видимо, не было заметен на фоне общего массива текста.
    «Лично у меня это произведение вызвало большое разочарование. Книга написана в достаточно тяжелой, «недружественной» к читателю, наукообразной форме. По форме представления материала она более всего похожа на заготовку к докторской диссертации, но с расположенными в немного необычном порядке частями. Так, при объёме книги в 496 страниц собственно обоснование и описание предлагаемого метода заканчивается на 49 странице. Остальные 400 с лишком страниц посвящены своего рода литературному обзору, в котором с разных сторон рассматриваются основные заложенные в метод понятия и принципы. Как водится, обзор составлен в пользу защищаемой концепции – ещё одно родство с диссертациями.

    Собственно сам метод изложен так, что практически попробовать его в работе может, видимо, лишь сам автор. Пример, его иллюстрирующий, очень неудачен, и не демонстрирует никаких преимуществ предлагаемого метода по сравнению с существующими. Несомненно, при работе над методом и книгой, его описывающей, автор сделал какие-то личные открытия, которые возможно помогают ему в работе. Но в книге этого, так же как и силу предлагаемого метода и его преимущества перед существующими, показать не удалось.
    Поэтому для лиц, не занимающихся методами творчества очень-очень глубоко теоретически и не пишущих по этой тематике диссертаций, я не могу рекомендовать эту книгу для чтения и тем паче для изучения. Для справки: на проработку 40 страниц, даже будучи немного «в теме», у меня лично ушло более 5 часов. КПД для практики решения задач – почти нулевой (подчеркиваю, это лишь моё мнение). С учетом того, что в книге 496 страниц, читатель, делайте выводы сами, есть ли у Вас время...»

    Разложим по полочкам, если это не было видно в приведенном тексте в целом:
    Итак, положительное:
    1. «Несомненно, при работе над методом и книгой, его описывающей, автор сделал какие-то личные открытия, которые возможно помогают ему в работе»
    2. «Поэтому для лиц, не занимающихся методами творчества очень-очень глубоко теоретически и не пишущих по этой тематике диссертаций, я не могу рекомендовать эту книгу для чтения и тем паче для изучения». Это высказывание эквивалентно высказыванию «для лиц, занимающихся методами творчества очень-очень глубоко теоретически и пишущих по этой тематике диссертаций, я могу рекомендовать эту книгу для чтения и тем паче для изучения». Разве это не позитив?

    Отрицательное:
    1. «Книга написана в достаточно тяжелой, «недружественной» к читателю, наукообразной форме»
    2. «По форме представления материала она более всего похожа на заготовку к докторской диссертации, но с расположенными в немного необычном порядке частями» (не имею ничего против диссертаций, правда, в нужном месте и в нужное время).
    3. «Собственно сам метод изложен так, что практически попробовать его в работе может, видимо, лишь сам автор» (пытался честно попробовать использовать – проблемы, однако! Видимо, квалификации не хватает)
    4. «Пример, его иллюстрирующий, очень неудачен, и не демонстрирует никаких преимуществ предлагаемого метода по сравнению с существующими»
    5. «Но в книге этого, так же как и силу предлагаемого метода и его преимущества перед существующими, показать не удалось»

    Справочное:
    1. «Так, при объёме книги в 496 страниц собственно обоснование и описание предлагаемого метода заканчивается на 49 странице. Остальные 400 с лишком страниц посвящены своего рода литературному обзору, в котором с разных сторон рассматриваются основные заложенные в метод понятия и принципы»
    2. «Для справки: на проработку 40 страниц, даже будучи немного «в теме», у меня лично ушло более 5 часов… С учетом того, что в книге 496 страниц, читатель, делайте выводы сами, есть ли у Вас время... »

    Личное, частное:
    1. «Лично у меня это произведение вызвало большое разочарование»
    2. «Как водится, обзор составлен в пользу защищаемой концепции – ещё одно родство с диссертациями»
    3. «Поэтому для лиц, не занимающихся методами творчества очень-очень глубоко теоретически и не пишущих по этой тематике диссертаций, я не могу рекомендовать эту книгу для чтения и тем паче для изучения.»
    4. «КПД для практики решения задач – почти нулевой (подчеркиваю, это лишь моё мнение)»

    Кроме того, в тексте перед самым выводом у меня есть ошибка, пока модератором к сожалению не исправленная – вместо «Остальные главы книги, с пятидесятой по четыреста девяносто какую-то ….» должно быть «Остальные страницы книги, с пятидесятой по четыреста девяносто какую-то, …»

    В самом конце комментария Вы ещё раз подчеркнули важные, на Ваш взгляд, достоинства Вашей книги, а именно:
    «– автор книги ставит вопросы о творчестве в таких областях, как искусственный интеллект, распознавание образов, перевод текстов и т.п., для которых традиционные методы творчества или не подходят, или применяются с недостаточной эффективностью»
    Поскольку в книге не удалось доказать – мне, по крайней мере, что традиционные методы творчества или не подходят, или применяются с недостаточной эффективностью в перечисленных областях, а метод автора работает там лучше, с этим выводом я не согласен.
    «Разделение творческого процесса на синтаксическую и семантическую части в этой связи может быть полезным» - не доказано.
    «… метод обеспечивает включение человека в ХОД творческого процесса. Это позволяет понять, почему к одной и той же задаче разные люди подходят по-разному и использовать такое включение для интенсификации творческой работы» - из представленного материала я этого, к сожалению, не понял.
    «…работа является одной из немногих, в которой представлены анализ и обобщение работ, посвященных вопросам творчества и выполненным в последние 20-25 лет» - можно согласиться с поправкой - анализ и обобщение некоторого количества работ, посвященных вопросам творчества. Потому что только работ по ТРИЗ за последние 25 лет в Челябинском фонде депонировано более тысячи (а то и возможно под две тысячи), библиография же книги составляет 332 работы. А сколько ещё было за эти годы публикаций по другим методам!
    «…я немного «в теме», поэтому для меня книга не представила интереса, но для менее подготовленных читателей могут представлять интерес подробно расписанные вопросы возможных преобразований симметрии и формы и т.д.» - Я писал про разочарование, а не про то, что книга не представляет интереса. Книга представляет определенный интерес, и для кого – указано в конце отзыва.

    «В заключение хотел бы еще раз отметить, своим комментарием я не пытаюсь изменить мнение ВЮ. Хочу показать, что по КАЖДОМУ вопросу, поднятому ВЮ, есть иная, альтернативная точка зрения автора. Чья позиция является более правильной – судить читателям» - Альтернативная точка зрения есть всегда, вспомним хотя бы такое популярное упражнение, как «Хорошо – плохо»:) Мнение каждый из нас высказал, и хорошо, что был повод. Моя позиция очень проста – я все книги разделяю примерно так, как делали на Древней Руси. А именно на полезные и неполезные. Обсуждаемая книга на текущем этапе моей жизни, учитывая все факторы (уровень моих знаний, культурная парадигма и прочее) была для меня не очень полезной, что я и отразил в своём отзыве. Но, как минимум, книга была полезна самому автору в каких-то смыслах (он что-то для себя осмыслил, обобщил и т.д.).